Франц йозеф штраус. воспоминания франц йозеф штраус

У нас вы можете скачать книгу франц йозеф штраус. воспоминания франц йозеф штраус в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Островой Мацуорек Г. Хелемский е Машкин М. Гаджикасимов Мелитонян А. Фогельсон Десять лет джаз-фантазия Н. Фогельсон Пароход Н. Фогельсон Под звон гитары Н. Орцеви е Пробуждение Н. Алымов Минц О. Соколов Миягава Я.

Долматовский Земля моя раздольная сп. Шамов Куплеты Курочкина сп. Фатьянов На крылечке сп. Лебедев-Кумач Песня пожарного сп. Фатьянов Приезжай,любимая моя А. Досталь е Пой всем сердцем,Москва! Абдуллина е Монтеверди К. Тарас Мурадели Вано Будь начеку! Кондырев Воспоминание об Алжире В. Соколов Намин Стас Скажи мне: Харитонов Напреев Б. Иванов Никитин В. Крылов Ночная дорога В. Матвеева е Никольский О. Панченко Никольский Ю. Ошанин Есть такая партия! Сурков Кончайте разбой! Зулин Новиков Г. Ножкин Нолинский Н.

Чуркин е Хорошо быть молодым! Чуркин 50 Овчинников В. Кармо Окуджава Булат Ах,пане,панове сп. Окуджава Песенка об Арбате Б. Окуджава е По смоленской дороге Б. Романов Ортега С. Дик е Дедушка и внучка муз. Кашежева е До свидания,друзья! Михалков е Если можешь,прости А. Доризо Песенка о нацистах С берлинского кичмана Ошанин е Островский Н. Добронравов Всегда готовы! Рождественский По порядку номеров - рассчитайсь! Добронравов Пашкевич О. Горин е Перцев Д. Погорельский Подешт Л.

Ольгин е Поклад В. Рыбчинский Покрасс Даниил Аккуратный почтальон Дан. Ласкин Боевая ополченская Дан. Ласкин Винтовка Дан. Лугин Дан приказ Дан. Лебедев-Кумач Казаки Дан. Солодарь Казаки в Берлине Дан. Солодарь Колыбельная Дан. Сурков Марш Буденного Дан. Ласкин Молодежная Дан. Лебедев-Кумач Москва майская Дан. Матусовский На Дальний Восток Дан. Долматовский Над рекой голубой Дан. Карпов Не скосить нас саблей острой Дан. Лебедев-Кумач Партизанская Дан. Долматовский Песня артиллеристов Дан.

Долматовский Песня о луганском слесаре Дан. Гусев Песня о столице Дан. Лебедев-Кумач Песня про казака Голоту Дан. Лебедев-Кумач Песня танкистов Дан. Лебедев-Кумач Подымайся,народ на мотив "Если завтра война" Дан. Лебедев-Кумач Праздничная песня Дан. Лебедев-Кумач Принимай нас,Суоми - красавица Дан. Исаковский Прощание Дан. Исаковский Родная армия Дан. Колычев С тобой,моя песня Дан.

Сурков То не тучи - грозовые облака Дан. Сурков То не тучи-грозовые облака Дан. Сурков Три брата Дан. Лебедев-Кумач Три маршала Дан. Ласкин Три танкиста - мирный Дан. Ласкин У меня такой характер Дан. Долматовский Физкультурная боевая песня Дан. Агатов Покрасс Дмитрий Аккуратный почтальон Дан. Лебедев-Кумач Винтовка Дан. Светлов е Дан приказ Дан. Вершинин Марш Буденного Дан. Добровольский Не скосить нас саблей острой Дан.

Так возник подробный список основных положений и требований, применимых непосредственно к России:. Когда Гельфанд в эйфории обдумывал эти тезисы, он видел перед собой конечную цель, которая представлялась его теоретическим наставникам: При этом его, человека, который не мог жаловаться на плохие условия жизни и принадлежал к среднему классу буржуазии, все-таки мучило сознание своего еврейского происхождения. Ведь еврейское население Восточной Европы было действительно дискриминировано в те годы и считалось вторым классом общества.

Другая ситуация была в Западной Европе, где евреи, ассимилированные или нет, являлись неотъемлемой составной частью буржуазии и играли решающую роль в духовной жизни, науке и искусстве. В Восточной же Европе они были выселены в отдельные гетто. Принадлежащие к иудейскому вероисповеданию люди сразу же после своего поселения в Западной Европе в VI веке были изолированы римской католической церковью, в VII веке они попали на территорию сегодняшней России, где, будучи потомками хазар тюркской народности из Центральной Азии, осели в степной зоне Черноморского побережья.

Евреи из бывшей Месопотамии переселялись в Персию и на Кавказ. Здесь они занимались земледелием и скотоводством, а в городе Киеве среди них было много коммерсантов. Первым решительную антисемитскую политику начал проводить царь Иван IV, Грозный.

Его политику продолжили после Петра Великого царицы, которые высылали большую часть евреев. Скрываясь от погромов в Восточной Европе и крестовых походов в Западной, евреи нашли пристанище в Польско-Литовском королевстве.

Там для них не было запретов на профессиональную деятельность, как и в Германии. Они принесли свой язык, образованный от средневерхненемецкого, который известен как идиш, ставший их национальным языком. Территория будущей Украины и Белоруссии стала центром поселений евреев. Во время казацких восстаний, бунтов против польского дворянства на Украине, устраивались и кровавые еврейские погромы. Народонаселение общин уменьшалось, большая часть оставшихся в живых бедствовала.

В результате разделения Польши евреи опять оказались на русской территории. Царица Екатерина Великая пыталась урегулировать проблему в административном порядке. Отдельным группам населения и сословиям были предписаны и узаконены определенные жизненные пространства и определенный род деятельности. Евреям разрешалось быть ремесленниками и торговцами. И все же отказ части еврейского населения ассимилироваться привел к их расколу, следствием которого стало использование идиша одной частью населения, древнееврейского — другой.

Русский язык, например, был распространен только среди наиболее образованных евреев. Из-за конфликтов между собой и фанатично настроенными ортодоксальными кругами, из-за которых происходили пресловутые погромы, многие евреи вынуждены были эмигрировать. Такое положение в царской России сохранялось до начала XX века, в это же время в Западной Европе евреи являлись неотъемлемой составной частью населения, частью интеллектуальной и культурной жизни общества.

Царь Николай II, как и его отец, придерживаясь русских национальных и ортодоксальных взглядов, напротив, сохранял ситуацию с еврейскими гетто. К недоверию по отношению к евреям, обусловленному конфессиональными взглядами, примешалось и еще одно соображение.

Поскольку среди русского населения большинство все еще составляли неграмотные люди, царь считал, что совместное проживание простого народа с более образованными, более начитанными и более умелыми как в повседневной, так и в профессиональной жизни евреями может давать повод для зависти, конфликтов и беспорядков.

Поэтому последние должны быть ограничены в выборе места жительства и профессии до тех пор, пока русские не будут наравне с ними. Исключения делались только для одного процента и касались особо выдающихся личностей, банкиров, предпринимателей, деятелей искусства, которые могли проживать в крупных центральных городах.

Такая в России сложилась ситуация, вынуждающая евреев проживать в гетто. Но это меньшинство, объединившись со своими братьями по вере, рассеянными за границей, образовало мощный фронт, в результате чего царское правительство заполучило малочисленного, но сильного и хорошо организованного противника. Премьер-министр Англии при королеве Виктории, Бенджамин Дизраэли — позднее граф Биконсфилд — сам был крещеным евреем и стал интересным примером толерантности. Когда Лионель Ротшильд из Лондонского Сити был избран депутатом парламента, его пребывание в палате находилось под угрозой того правила, что каждый депутат должен был приносить клятву истинной веры христианина.

Суть его речи была интересна в политическом смысле и сводилась к следующему: России было слишком далеко до подобных признаний, здесь евреи считались национальным меньшинством и в конце XIX столетия при численности в пять миллионов жителей составляли лишь три процента от общего населения царской империи.

Несмотря на массовое бегство после погромов, к началу следующего века их численность значительно увеличилась, дойдя до семи миллионов. В университетах для евреев были введены количественные ограничения. Они сконцентрировались в Киеве и его окрестностях, в Варшаве, Лодзи и Одессе, где в связи с быстро набирающей темпы индустриализацией их численность резко увеличилась.

Количество евреев в Одессе дошло до тысяч, что составляло львиную долю населения города. В создающихся промышленных центрах количество евреев-рабочих в три раза превышало количество русских рабочих. Кроме того, внутри рабочего мира было разделение между евреями и неевреями р соответствии с этнической принадлежностью. Например, еврейские рабочие в основном сконцентрировались в текстильной и швейной промышленности, кожевенных и табачных мануфактурах или работали в маленьких мастерских.

Так, в конце XIX столетия родилось еврейское рабочее движение, замешанное на желании создать оппозицию и самоутвердиться. Индустриализация второй половины XIX века сильно изменила еврейский мир.

В ассимилировавшихся кругах сложился новый социальный порядок, потому что из них образовался еврейский пролетариат, который стал переселяться в новые промышленные центры. Религия, являющаяся фундаментом традиционной жизни, постепенно стала отступать на второй план. Это тоже благоприятствовало проникновению марксистского учения, под влиянием которого и возникали еврейские рабочие организации. Именно в это время царь Николай II начал политику репрессий, так как обострение социального напряжения требовало особой бдительности.

Николаю II было тринадцать лет, когда он увидел изувеченное бомбой, брошенной анархистом, тело своего деда. Николай II придерживался тех же взглядов. Политика была направлена против оппозиционеров и инициаторов заговоров, которыми в большинстве своем были еврейские интеллигенты. Правительственным указом количество принимаемых в университеты еврейских студентов было сокращено в два раза. Эта и другие подобные меры привели к распространению еврейских оппозиционных движений. Кроме того, начались погромы, вызвавшие новые волны эмиграции еврейского населения.

Состоятельные американцы направили свои денежные средства на поддержку товарищей по разуму — прежде рсего Яков Шифф — как в революционные кружки, так и в те организации, которые прекратили свое существование в России и хотели возродиться за границей. Оставшиеся в стране начали организованно объединяться по социальному или политическому принципу, или и по тому и по другому вместе.

Россия тоже входила в эту организацию, и Гельфанд состоял в ней. Ее основной целью была борьба с царизмом. Возникший в конце столетия еврейский рабочий класс стал социальной почвой для процветания марксистской идеологии. Вначале ими выдвигались социальные требования, к которым позднее прибавились и политические.

Первое еврейское рабочее движение зародилось в году в промышленных зонах вблизи городов Лодзь и Белосток на аннексированных Россией польской и белорусской территориях, его мозговым центром был город Вильнюс.

Он объединил еврейскую интеллигенцию и еврейский рабочий класс от Польши до России. Его основатель был выходцем из Минской губернии, где родился и сам Гельфанд. Члены союза выдвигали не только экономические требования, такие как социальное обеспечение, страхование на случай болезни, сокращение рабочего дня, создание стачечной кассы, но и политические: В году он насчитывал 33 тысячи членов.

Павел Аксельрод, Лев Дейч, Лев Каменев, он же Розенфельд, Лев Троцкий, он же Бронштейн, Роза Люксембург и Израиль Гельфанд входили в ту группу, где марксизм доминировал над национальными чувствами, что выражалось в революционном космополитизме. Их всех объединяла универсальная красная утопия.

Хотя сам Парвус и не испытал на себе русского антисемитизма, осознание этого явления действовало на его самолюбие и вызывало враждебное отношение к правительству. По мере приобретения больших знаний в общественно-политической области в нем все сильнее зрело стремление радикально изменить существующие отношения. В Одессе для Гельфанда появилась возможность применить свои знания.

Молодые люди, юноши и девушки, не только из рабочего, но и из буржуазного круга, вечерами собирались на конспиративных квартирах, обсуждали и издавали листовки, призывающие к забастовкам, которые вскоре заполонили всю Россию. Об их действиях накопились горы документов в охранке. Иногда охранке все же удавалось ненадолго арестовать одного из участников и закрыть нелегальную типографию.

Их корреспонденция часто перехватывалась, и из нее видно, что эти группы частично финансировались состоятельными единомышленниками в Киеве, а также в Вене и Америке. На Царском дворе было известно о талантливом финансисте, поддерживающем революционные круги, американском магнате Якове Шиффе. Царь Александр III, который скончался в году, попытался принять меры.

Он послал посредника, которого ему рекомендовал женатый на еврейке министр финансов Витте, в Лондон к Ротшильдам, а затем к Шиффу в Нью-Йорк.

Цель этой поездки — добиться своего рода соглашения о том, что в случае прекращения финансовой поддержки революционно настроенных еврейских кругов еврейскому меньшинству в царской России будет обеспечено улучшение условий жизни.

Но Шиффу это не очень понравилось. На обратном пути этот категорический отказ еще долго звучал в ушах эмиссара. Когда Гельфанду исполнилось восемнадцать, он четко определился в своей цели: Ему не надо было бороться ни с финансовыми, ни с политическими проблемами.

В царской России можно было свободно передвигаться и ездить за границу, когда хотелось, а спонсоры для пребывания в Западной Европе или даже в Америке для него находились всегда, и чем меньше он делал тайны из своих намерений, тем больше их появлялось.

Для него и его единомышленников существовал помимо прочего так называемый палестинский фонд, созданный для евреев, выезжающих за границу. Но он помогал также и тем, кто учился за границей или хотел устроиться где-то в другом месте.

Кроме того, у Гельфанда были состоятельные друзья. Уже в молодые годы он познакомился с торговцем оружием Сахаровым, агентом которого в Западной Европе Гельфанд должен был стать. Так Гельфанд безо всяких проблем поехал в Швейцарию, чтобы присмотреть себе подходящее место для учебы. Целый год он наслаждался жизнью и завязывал контакты с политическими эмигрантами, поселившимися в Женеве, Берне и Цюрихе.

Затем вернулся в Одессу, чтобы надолго, может быть, навсегда, попрощаться со своим отцом, зажиточным ремесленником, и его друзьями. Вот что написал в автобиографических заметках Гельфанд, которому только что исполнилось двадцать лет, о своем окончательном переселении в Западную Европу:. При этом на первом плане для меня стояли задачи социализма в Европе, за которыми скрывалась актуальная в России борьба за парламентаризм.

Из написанного ясно, что Гельфанд прежде всего считал себя классовым борцом, который хотел в первых рядах своих единомышленников посягнуть на капиталистическую систему. Вопрос о том, как ему одновременно с этим удовлетворить свое желание разбогатеть, пока оставался открытым. Под этой фамилией он стал известен в Европе позже.

Вместо Израиля Лазаревича он назвал себя Александром. Выбранными им предметами для изучения стали экономика, физика и минералогия, вместе с тем Гельфанд посещал лекции по истории Европы.

Экономика была его пристрастием. Также особый интерес у него вызывали проблемы государственного монополизма и вопросы трудового законодательства. Одним из его учителей был политэкономист Альфонс Тун, автор истории революционного движения в России. Кроме того, этот молодой русский ходил на лекции философов Якова Буркхарда и Фридриха Ницше. Как и следовало ожидать, Гельфанд попал под влияние промарксистски настроенного профессора политэкономии Карла Бюхера, который в то время преподавал в Швейцарии.

Главное, что усвоил Гельфанд из учебы в университете: Вопрос о возвращении в Россию после окончания учебы для Гельфанда даже не стоял. Он уже слишком привык к неограниченной свободе в Западной Европе. Гельфанда мало интересовали кружки еврейских и политических эмигрантов или членов российских нелегальных организаций, живших в Женеве, Цюрихе и Базеле.

Они в основном занимались тем, что разводили теории и полемизировали на страницах своих газет, ночи напролет дискутировали, а потом, вконец рассорившись, расходились. Гельфанд же, напротив, чувствовал себя человеком дела, хотел находиться в движении. Эти люди, как ему казалось, были не в состоянии создать единый фронт в общественной борьбе, не могли вести эту борьбу так, как ему хотелось бы. Его взор обратился к Германии, где он видел мощное объединение единомышленников-социалистов.

Немецкая социал-демократия казалась Гельфанду образцом организованности и идеологическим пристанищем. Он хотел войти в ее ряды, чтобы на ее стороне бороться за интересы пролетариата и его объединение за пределами государства.

Против капитализма, того капитализма, о котором он сам мечтал в глубине сердца. Казалось, он не видел в этом никакого противоречия, делая в те годы записи о себе самом:. Между мной и русской интеллигенцией всегда существовала пропасть, потому что ей не хватало живой связи с рабочим классом…. В то время, как русские революционеры считали своей целью создание демократической конституции с буржуазной свободой и избранным народом парламентом, Европа уже пережила эту фазу развития в — годах.

Сейчас борьба на Западе имела истинные социалистические цели, то есть свержение капитализма и организацию социалистического экономического порядка.

Итак, Гельфанд после окончания учебы летом года отправился в Штутгарт, который считал Меккой немецкой социал-демократии. Александр Гельфанд предстал перед заслуженным отцом немецкого социализма в стоптанных ботинках и заношенных брюках.

Неряшливая внешность не сочеталась с мощным телосложением этого иностранца, ноги были слишком коротки для тучного торса, внешний вид не вызывал расположения. Но, несмотря на неухоженную бороду, его гордо посаженная голова с небольшой лысиной интеллектуала и воинственное выражение лица сразу же подсказали Каутскому, что посетитель достоин более близкого знакомства.

Очень скоро Каутский был очарован знаниями, талантом и ангажементом этого дородного эмигранта и открыл перед ним двери не только своей редакции, но и собственного дома. Кроме Карла Каутского, и Клара Цеткин, являющаяся также партийным авторитетом, позволила Гельфанду писать для своей партийной газеты.

В соответствии с названием эта газета была посвящена проблемам женского равноправия и другим вопросам равенства в рабочем движении. Первые сочинения Гельфанда касались анализа общественных процессов в России, а также идеологических разногласий между партийными коллегами или между братскими партиями различных стран, наг пример Австро-Венгрии и Чехии. Рукописные строки на немецком языке, написанные Парвусом еще под своим родным именем — Израиль Гельфанд о себе самом, когда он подавал прошение в Базельский университет об апробации и защите его докторской диссертации.

Одна из его первых статей представляла собой анализ собрания еврейских рабочих в России, устроенного по поводу майского праздника. В ней Парвус поднял тему: Как и следовало ожидать, он рассматривал проблему с точки зрения классового борца: Правительство осознает, насколько они превосходят остальных в государстве в экономическом отношении; чтобы избежать сильной конкуренции с мелкой буржуазией, правительство решило оттеснить их.

Оно это делает якобы потому, что евреи слишком сильно эксплуатируют народ, но разве русские кулаки и трактирщики лучше или они не сосут кровь из народа? Гельфанд опять сделал из этого свой собственный вывод: Даже когда Гельфанд оказался в немецком сообществе, он продолжал поддерживать связь с русскими эмигрантами в Швейцарии и других европейских странах. Некоторые из них со временем тоже приезжали в Германию, чтобы заявить о себе в влиятельных изданиях немецких социал-демократов.

От них Гельфанд узнавал о том, что происходило в России. Большинство друзей, с которыми Гельфанд поддерживал отношения, рано или поздно обрели известность внутри движения. К этим русским эмигрантам принадлежал Павел Аксельрод, колебавшийся между еврейским национализмом и интернациональной идеей ассимиляции по Марксу.

В соответствии со своим происхождением он был традиционным ортодоксальным евреем, но под влиянием западных теоретиков, прежде всего, конечно, Маркса, он вынужден был отказаться от революционного компонента своего сознания, стал анархистом и, наконец, в году основал за границей, в Женеве, свое первое русско-марксистское объединение. К другим единомышленникам, с которыми Гельфанд был в контакте, относилась Вера Засулич. Она нравилась ему своим мужеством и дерзостью — все-таки эта женщина смогла убить генерала и только за одно это снискала восхищение своих товарищей.

Гельфанду нравился и лукавый Лев Дейч, известный своей хитростью, благодаря которой ему многократно удавалось убегать из тюрьмы. С Кларой Цеткин Гельфанд тоже случайно познакомился, и она позже так высказалась о нем: Он блистал умом, легко избавлялся от всего старого, традиционного и оказывал чарующей действие на трезвый ум Каутского. Он легко обзаводился друзьями и так же легко без сожаления расставался с ними. Он любил красивую жизнь и пользовался успехом у прекрасного пола.

Имея склонность к авантюрам, он без страха решался на любой запланированный риск. Разумеется, его страсть к богатству, ставшая основным увлечением, затмила все остальное. На самом деле казалось, что противоположный пол был для Гельфанда легкой добычей, несмотря на то что ни его лицо, ни телосложение не были привлекательными.

Возможно, дело было в доступности его соратниц, восхищавшихся им, или в его способности доминировать, либо в излучении им жизненной силы и страсти, что, казалось, придавало ему непреодолимый эротический шарм — ответить на эти вопросы могли бы только женщины, околдованные им.

Но и на коллег-мужчин он тоже производил сильное впечатление, правда, уже по другим соображениям. Конечно, для немецких товарищей было бы лучше, чтобы такой человек поехал в составе их делегации, но он не получил предложения с их стороны.

Поэтому Гельфанд принял предложение Потресова. Последний возлагал на него большие надежды: Гельфанд знал и ценил еще со времени жизни в Швейцарии Розу Люксембург, родившуюся в Польше, которая, как и он, мыслила интернациональными категориями в отношении классовой идеологии. Она не принимала участия в борьбе за национальное самоопределение Польши и пренебрегала сознанием своей принадлежности к евреям в пользу интернационального ангажемента в рабочем движении.

Люксембург была для Гельфанда не только единомышленницей в борьбе, но и лояльной подругой, которая порой защищала его от нападок и была ему лично близка, особенно когда распался ее союз с одним польским приятелем. Был еще Юлиан Мархлевский, получивший, подобно Гельфанду, образование в Швейцарии. Это могло означать готовность к обману, грабежу и покушению на убийство — цель оправдывала все средства.

Названные качества как раз не соответствуют общепринятой шкале ценностей, а, напротив, диаметрально противоположны ей. У Гельфанда и его друзей уважение вызывали те соратники по борьбе, которые отказались от буржуазного кодекса поведения на словах и на деле.

Жили, как и полагалось революционерам, вопреки общепринятым нормам, в микрокосмосе с моральным вакуумом: То ли из-за своей внешности, то ли из-за своей провоцирующей сущности и в первую очередь из-за своих статей в газетах, но очень скоро Гельфанд стал известен всему городу. Все более крупные газеты публиковали статьи Гельфанда. Постепенно он начал получать предложения, например прочитать доклад о голоде в России из-за неурожая в году.

Точнее, Гельфанд сам позаботился об этом предложении, так как не хотел упустить возможность отобразить сей феномен со своей точки зрения. Крестьяне в результате освобождения от крепостного права сами попали в положение товаропроизводителей и предпринимателей, аргументировал Гельфанд. Из-за усиленного роста промышленного производства многие эмигрировали, и это стало ощутимо, кроме того, в один прекрасный день они образуют тот пролетариат, который поднимется против царя.

Гельфанд не упустил возможность изобразить мрачную картину экономического кризиса как следствие этого. Он хотел через средства массовой информации убедить иностранных инвесторов в таких прогнозах для России, чтобы, используя повод, нанести вред царскому правительству, в чем сам торжественно признался. Его мечтой было, чтобы эта группа, которую он видел в авангарде ведущей революционной группы в России, получила признательность с немецкой стороны.

Органы прусского министерства внутренних дел уже начали проявлять обеспокоенность. Бунтовской дух казался им опасным. Они провели у Гельфанда обыск, в результате чего он был арестован и выслан из Пруссии. Об этом было проинформировано русское Министерство внутренних дел, которое в свою очередь передало информацию на пограничные полицейские посты и в губернии.

То, что обмен информацией был так хорошо налажен, было традицией третьего отдела прусской политической полиции. Эта совместная прусско-русская работа секретных служб в середине XIX века была систематизирована шефом полиции, который был вынужден уйти на пенсию из-за своей, отчаянной деятельности. Он стал частным детективом и в этом качестве скрывал свои прежние заслуги Например, в году он разоблачил тогда еще конспиративную деятельность Карла Маркса и Фридриха Энгельса в Коммунистическом союзе в Германии, Франции и Англии, и оба господина предстали перед судом, правда, его методы были не совсем чистыми.

Но его звездный час пробил, когда он поймал шантажиста царского посланника в Берлине. Так родилась постоянная немецкая агентурная служба, защищающая интересы царской тайной полиции. Официальное поручение прусским органам предполагало непрерывное наблюдение за политическими эмигрантами. Это не удивительно, ведь оба государства были связаны друг с другом одной системой монархии и родственными узами их королей.

Взаимное доверие подчеркивалось также и тем, что при дворе каждого из этих государств обязательно присутствовал военный адъютант другой страны. Гельфанд был вынужден сразу же покинуть Берлин и начать кочевую жизнь в Дрездене, Лейпциге, Штутгарте и Мюнхене. Во всех путешествиях его сопровождала жена Татьяна, с которой они вместе жили еще в Цюрихе и на которой Гельфанд в конце концов женился.

Но это обстоятельство, казалось, ничего не значило для Гельфанда, он везде заводил интрижку с другими женщинами, как будто забыв о своем семейном статусе.

Во избежание арестов в будущем Гельфанд подумывал поехать в Вену, возможно, там будет легче получить вид на жительство. Гельфанд обратился к Каутскому как к посреднику.

Тот пошел навстречу своему товарищу и написал письмо Виктору Адлеру:. Тут один русский, доктор Гельфанд, который … Живет в Германии, очень толковый парень … Он следил за развитием отношений в Германии и хорошо разбирается в них … Он живет в Штутгарте, потому что из Берлина его выслали.

Больше всего он бы хотел натурализоваться в Австрии, чтобы открыто принять участие в движении. В Германии из-за его высылки о натурализации не может быть и речи. В его лице партия приобретет выдающуюся, основательно обученную силу. Как ты считаешь, возможно ли там натурализоваться?

Все это не осталось втайне от русских органов. В полицейском отчете от 4 июля года шефу жандармерии киевской губернии сообщается о деятельности Гельфанда и его окружения:. На него в полицейском отделе имеется следующая информация:. На одном из таких собраний Конон Раппопорт заявил социал-демократам, что все они трусы, потому что они никогда не смогли бы бросить бомбы; было установлено, что задержанные контрабандно перевозили в Россию запрещенные книги, устраивали тайные встречи, состояли в контакте со своими единомышленниками в Париже, Цюрихе, Берлине, Базеле, Брюсселе и Лондоне, а недавно привезли в Вильнюс агитационные материалы против господствующего государственного и общественного строя в России.

Одно из заданий этого общества состояло в вербовке приезжающих в Берлин русских, преимущественно евреев недовольных современным положением в России, и вовлечении их в свою сеть. По достоверным источникам берлинской полиции, контрабанда запрещенных печатных изданий в Россию производилась вышеупомянутыми лицами через эмиссаров, которые от одного до трех раз в месяц приезжали из России в Берлин и через один-два дня пребывания у своих друзей опять возвращались в Россию.

Эти эмиссары обычно останавливались у Самуила Пескина, который был одним из предводителей этого тайного русского общества в Берлине.

Далее отчет отображает деятельность других, задержанных во время обыска на квартире; некоторые из них получили только предупреждение, а восемь человек, среди них и Гельфанд, были высланы; в заключение отчета — прошение о задержании тех, кто занимается революционной деятельностью на русской территории. Он выдумал себе имя, умышленно контрастирующее с его внешностью, которое отныне должно было стать его alter ego: Отныне он хотел иметь это имя и никакое другое.

Начался период, когда он, Парвус, своими спорами разжигал внутрипартийные скандалы, не будучи ни агрессором, ни жертвой. Повод, казалось, при этом играл второстепенную роль и был не больше, чем предлог для дальнейшей спровоцированной атаки, которая каждый раз по силе должна была превосходить предыдущую. Проигрываю пассаж — пытаюсь аккуратно взять аккорд — мимо. Повторяю — пытаюсь взять аккорд рывком — мимо! Пассаж — аккорд тихо-тихо — мимо!!! Пассаж — аккорд со всего маху — мимо!!!

Пассаж медленно — аккорд — мимо!!!!! Пассаж, замахиваюсь на аккорд, вдруг вопль со двора: Аккорд ударом — почти попал. Пассаж — аккорд аж рояль затрясся — тютелька в тютельку. Повторяю — просто сказка! Ван Клиберн, да и только! Удовлетворенно встаю из-за инструмента, иду на балкон курить, заодно на знатока посмотреть. Выхожу, а там ребята погнутое колесо у велосипеда выправляют. На одной из репетиций оркестра в Лондоне Вагнер, крайне недовольный трубачами, с трудом сдерживая свою ярость, сказал музыканту-переводчику: Переводчик, внимательно выслушав гневную тираду дирижера, немедленно перевел: Одна танцовщица, с возрастом утратившая способность достаточно изящно двигаться по сцене, решила заняться вокальным искусством.

Разучив несколько несложных арий, она явилась к Рихарду Вагнеру с просьбой послушать ее. После того как вокальный репертуар посетительницы был исчерпан, Вагнер попросил ее продемонстрировать свое танцевальное искусство. Его просьба была исполнена, и в комнате воцарилось долгое молчание. Наконец, артистка не выдержала: Кстати, для певицы вы неплохо танцуете, — последовал ответ. Украинского композитора Штогаренко однажды спросили: Артуро Тосканини и Пьетро Масканьи пригласили принять участие в большом музыкальном фестивале, посвященном памяти Верди.

Масканьи, завидовавший дирижерской славе Тосканини, принял приглашение с условием, что он получит гонорар более высокий, чем Тосканини. Получая гонорар, Масканьи с удивлением обнаружил, что ему достается… одна лира. В конце репетиции дирижер остался очень доволен оркестрантами.

Когда Россини был на концерте Ференца Листа, его спросили, как ему понравилась игра знаменитого венгра. Идет репетиция государственного симфонического оркестра, дирижер по сотому разу заставляет переигрывать одно и то же место: Еще раз с семнадцатой цифры! Флейта, здесь не ля, а ля-бемоль! Ударник не выдерживает и в знак протеста остервенело колотит по всем своим барабанам и литаврам. Дикий грохот, все замирают в оцепенении… Дирижер обводит тяжелым взглядом оркестр, долго молчит, потом спрашивает: На репетиции духового оркестра дирижер делает замечание: Молодой композитор показал свое сочинение Бюлову и попросил его дать самую откровенную оценку.

Закрыв последнюю страницу партитуры, Бюлов вздохнул: Я до конца надеялся, что мы останемся добрыми друзьями! Первый концерт Генделя в Лондоне не имел успеха. Это огорчило друзей композитора, но сам Гендель был невозмутим: На обсуждении спросили мнение Генриха Густавовича.

Гастролируя в Горьком, МЛ Ростропович с друзьями наткнулся на объявление о приёме в вечернюю музыкальныю школу. Экзамен был на следующий день.

Сначала все загорелись идти играть экзамен, но в результате его сдавал только Ростропович. Его не приняли… Сказали, что его умение находится на очень низком уровне и у него большие проблемы со слухом. Реальный прикол из жизни музыкантов театра. Во время оркестровой репетиции дирижер заявляет: На гастролях американского духового оркестра в Е-бурге тогда Свердловске в конце х валторнист помял инструмент. Их админ — с просьбой к нашим — помогите, хоть за валюту!!!

Наши, холодея, спросили сколько… Три пузыря!!! Оставляйте инструмент, приезжайте завтра… Назавтра приехали, говорят, готово? А он спрашивает, мол, на каком транспорте приехали?

И подает америкосам полностью выпрямленную в одну длинную цельную прямую трубу их валторну!!!!!! Просили распрямить — забирайте! И наши, и американцы были в ауте…. Идёт концерт, басист поворачивается к гитаристу: Ударники, сидящие на последнем ряду жутко не попадают. Когда бездарный дирижер с большим гонором стал за пульт одного очень хорошего оркестра, он не мог примириться с тем, что музыканты играют сами по себе, не обращая на него никакого внимания.

Он кипятился, придирался, ругал всех и каждого и угрожал санкциями. Наконец, концертмейстер не выдержал: Музыкальный календарь Библиотека персон. Скачать программу на 4 мая, пятница 5 мая, суббота 6 мая, воскресенье 7 мая, понедельник 8 мая, вторник 9 мая, среда 10 мая, четверг 11 мая, пятница 12 мая, суббота 13 мая, воскресенье 14 мая, понедельник 15 мая, вторник 16 мая, среда 17 мая, четверг 18 мая, пятница 19 мая, суббота 20 мая, воскресенье.

Рахманинова Коста Сакуэра ф-но Трио сестёр Бековых Adagio Королевский филармонический оркестр, дирижёр Юрий Темирканов Агатова Марк Беннет труба Май Святослав Рихтер ф-но